Что здесь происходит

Что здесь происходит

04/12 проснулись мы по будильнику, а вот ребенка удалось растормошить лишь спустя двадцать минут. Сначала действовали очень мягко, но не видя результат, стали громко шаркать тапками и трубить сбор. В целом, действовали без особого фанатизма, ибо учитываем, что последние дни она не высыпается из-за этих ее ночных подъемов. В такие моменты, чтобы успокоить, далеко не всегда приходится брать ее с кроватки на руки. Все чаще она справляется самостоятельно, а все наши предложения просто игнорирует. Что здесь происходит? Эх, знать бы что ее тревожит. Ну, скажем, если бы в садике ее что-то так напрягало, то она явно не летела бы пулей туда и не пряталась вечером от мамы, желающей ее отвести домой, в шкаф. Значит, не садик. А что тогда? Зубы? Полнолуние? Солнечная активность?

К слову, в саду в этот день вела себя хорошо. В отличие от вчера придраться мне не к чему и все приемы пищи зашли как надо. Хотя… да, был один момент. Ей с перекусом местами помогает нянечка и направляет ложку по нужному адресу, но только та посмеет отвлечься и загнать ложку другому ребенку, как Маша тут же, кипя от негодования, подскакивала к ней и тянула обратно к себе. Надо заканчивать начатые дела. Она не привыкла менять коней на переправе!

*

В начале восьмого дошлепал по болоту из растаявшего снега домой. Вошел в квартиру с буханкой хлеба подмышкой, снял наушники и слышу голос Ани:

Машенька, а кто там пришел?

В ответ лишь гыгыканье. Подождал с пол минуты и сам включил манок. Ноль на массу. Ну, что поделаешь. За взлетами часто следуют падения, так что я, смирившись со своей судьбой, пошел мыть руки. Зайдя в комнату и громко кашлянув, чтобы на меня обратили внимание, увидел восседающую на коленях у матери Машу. Завидя меня она ухмыльнулась с выражением лица, вроде «А, это ты. Ну, привет». И дальше уткнулась в просмотр мультфильма.

Спустя час она все же вспомнила о моем существовании и подошла и кротко обняла меня за ноги. Но я был холоден и напустил на себя маску безразличия. Правда, скоро меня осенило, что ей всего два года и я решил не дуться.

**

Сказать что купание было трудным – ничего не сказать. Начнем с того, что нам на протяжении двадцати минут все никак не удавалось ее туда загнать. Все уже был готово, вода в душе отрегулирована, но только мы пытались ее туда пригласить, то сразу выскакивала, закрыв Аню наедине с шипящим душем.

 Вскоре я не выдержал и начал ее освобождать от лишней одежды. В ответ получил агрессию и слезы. В душ она идти все равно не надумала и все рыдала, картинно заламывая руки и корчась от этих мук в коридоре. Когда я протянул ей руки, то она с радостью поддалась и вскарабкавшись к плечам, крепко обняла за шею.

Маша, идем покупаемся.

— У-у! — отрезал ребенок.

Ну, чего ты? Не будешь же ты грязной спать. Пошли «купи-купи».

— У! – неуклонно гнул свою линию ребенок.

Хорошо, почему нет? Назови мне хоть одну причину.

Отворачивается и молчит.

Тогда пойдем в душ раз нет никаких причин.

— У!

Надо было действовать решительно и я решил пойти ва-банк. Из ванной выгнал Аню, ребенок не противился, а лишь с любопытством на меня поглядывала. Ей было безумно интересно, что же я намерен предпринимать дальше. Недолго думая я начал играть с душем, пытался нарисовать струйкой простейшие фигуры. Сторонний наблюдатель сразу оттаял и показал неподдельный интерес к данной забаве. Подозвал Аню, вместе мы быстро высвободили дитя от подгузника и усадили в сиденье. Уже сидя в стульчике для купания, Маша начала приходить в себя. Выглядела со стороны будто человек, которого только что при помощи гипноза цыганка лишила серебра, наваждение ушло, а понимание того, где ты есть, еще не пришло. Чувствовалось, что ей хотелось бы разреветься, но я быстро напомнил о всех преимуществах и возможностях душа и она думать забыла о своих печалях.

Убрали напор, извлекли из стульчика и завернули в полотенце. Секунд пять посидела спокойно, а далее предприняла попытку из него высвободится. Вот только оказавшись вне его жарких объятий ей тут же захотелось обратно. Все бы ничего, но ей хотелось одновременно быть с одеялом и без. Грубо говоря, одним своим летучим телом в двух состояниях одновременно: завернутой в полотенце и с тем же полотенцем в руках. Далее ее неопределенность перескочила на ночную одежду.

Что здесь происходит ***

Когда акт одевания свершился, она вдруг решила потребовать что-то из шкафа с полками за стеклом. Начала пальцем указывать на все и на ничего одновременно. Вот палец указывает на керамических котов и вот через три секунды уже на калимбе или синем чехле с хроматической губной гармошкой. Решили, что дать ей чехол — не худшая затея, и она, надо сказать, в итоге ее удовлетворила.

Под конец вечера я в конец устал. Ужасная тавтология, но так и есть. Эти ее «не хочу, хочу…» и гуляющий по шкафу палец меня утомили. Я надеялся, что ее нервозность связана с усталостью и она быстро уснет. Как бы не так! В итоге она скакала до десяти вечера.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Папа-блог
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: